ОЧЕРК ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ

СОЦСОРЕВНОВАНИЕ

“В течение ряда лет враги народа дезорганизовывали в институте учебный и производственный процессы, пускали на ветер огромные государственные средства, насаждали систему подхалимства.”

“Ударник.” 13 января 1938

Эти слова сказаны не о гражданской войне и не о разгромленной профессорско - преподавательско - студенческой автономии. “Враги народа” руководили институтом с 1930 по 1937 годы, уже после расформирования МВТУ и ликвидации “Промпартии”. Период этот, по многим причинам, в книгах по истории МВТУ освещается с большим числом недомолвок, хотя по количеству и качеству происходивших событий он может быть отнесён к наиважнейшим.

В начале тридцатых проводится реформа системы высшего технического образования. Одно из основных направлений этой реформы - значительное увеличение количества выпускаемых специалистов. В результате, если в 1928 году в стране было 129 вузов и втузов, в которых обучалось 160 тысяч студентов, то уже к началу 1933 года высших школ стало 600, а количество студентов достигло 491 тысячи.

Изменялись и методы работы со студентами. Девятнадцатого сентября 1932 ЦИК принимает постановление “Об учебных программах и режиме в высших школах и техникумах.” Вот только основные положения этого постановления: удлинение сроков обучения, сокращение числа специализаций, введение на старших курсах необязательных дисциплин, обеспечение высших учебных заведений преподавательскими кадрами и оборудованием, введение непрерывной производственной практики ( до 30-40% учебного времени ). Общенаучным, общетехническим и специальным предметам должен отводиться максимум времени ( до 80-85 процентов, не считая производственной практики ).

Особо была подчёркнута необходимость самостоятельной работы студентов и осуждён “лабораторно-бригадный метод”. Были отменены коллективные зачёты. Более того, после длительного перерыва вновь начали проводить экзаменационные сессии, что вызвало множество организационных проблем и недоразумений, поскольку и преподаватели и студенты уже успели забыть, как всё это должно происходить.

И тем не менее, хотя реформа затронула всю систему технического образования, именно МММИ развивается столь успешно, что его всего через два года после образования признают лучшим втузом Советского Союза, а через три - награждают орденом. Немалая роль в этом развитии принадлежит позже объявленному “вредительским” руководству.

При разделении МВТУ в 1930 году директором Механико - Машиностроительного Училища, оставшегося в здании бывшего Слободского Дворца и отнесённого в ведомство Народного Комиссариата Тяжёлой Промышленности, был назначен Адольф Августович Цибарт, член ВКП(б) с февраля 1917 года. В книге, посвящённой столетнему юбилею МММИ написано, что А.А. Цибарт окончил МВТУ в 1918 году. Это не совсем так. В списках выпускников ( а они сохранились ) такой фамилии не значится, а в личном деле директора ( оно тоже сохранилось ), указано точнее: окончил с 1910 по 1918 годы четыре курса МВТУ. Можно вспомнить, что в то время в Училище существовала не курсовая, а предметная система обучения, так что число оконченных курсов весьма условно. В любом случае несомненно, что во главе МММИ встал человек, не имевший высшего образования.

Тем не менее Заведению в очередной раз повезло с директором. Адольф Августович Цибарт отличался незаурядной энергией, прекрасными организаторскими способностями и безусловно был большим патриотом своего вуза, пусть даже изменившего название. За шесть лет его руководства произошло не только резкое увеличение количества выпускавшихся инженеров, но и постоянно велась борьба за качество образования, что отличает этот период от предыдущего, когда главной целью признавалась пролетаризация.

В 1932 году в МММИ создаются факультеты: холодной обработки, горячей обработки, тепловых и гидравлических машин, общего машиностроения и временно технико-экономический, на которых студентов готовят по специальностям: обработка резанием, обработка давлением, литейное дело, дизелестроение, подъёмно-транспортные сооружения, металловедение, точная механика, газотурбины, холодильные машины, текстильное машиностроение, паровозы и тепловозы, производственное планирование, технонормирование, проектирование машиностроительных заводов. Первого сентября 1933 создаётся факультет сварочного производства, а в 1936 - приборостроительный и автотракторный.

Вспоминают и об исторически сложившейся системе сочетания теоретической подготовки с практической: в 1933 году проводится большая работа по восстановлению литейной, кузнечной и механической учебных мастерских, которые находились в полуразрушенном состоянии. Вновь начинают выполняться заказы для промышленности.

С двенадцатого февраля 1933 весь институт переходит на занятия по новым учебным программам. В это же время формируются многие научные школы, играющие важную роль и поныне, организуются студенческие научно-технические конференции, а в марте 1937 года МММИ получает право на заслушивание диссертаций.

Не малую роль в бурном развитии МММИ к середине тридцатых годов сыграла изменившаяся политика власти в отношении инженеров. В лозунге “кадры решают всё” было сделано изменение: “кадры, овладевшие техникой”, а пятым из шести знаменитых условий построения социализма стал переход от политики разгрома старой технической интеллигенции к политике сотрудничества и даже заботы о ней. Вместо синонима “врага народа” слово “инженер” стало почётным. Разумеется, наиважнейшей задачей оставалось формирование нового, пролетарского инженерства, однако и оставшиеся старые как бы амнистировались: “Партия работала над вовлечением лучших старых специалистов в социалистическое строительство, и в отношении лучших эта задача была выполнена. Мы имеем многих героев из старых специалистов, но часть сознательно вредила, часть же оказалась неспособной для новых методов и быстрых темпов работы.”

О судьбе оказавшихся неспособными мы уже знаем. Остальным теперь приходилось доказывать свою лояльность не только на деле, но и на словах. Вот что пишет в 1932 году П. К. Худяков: “Под руководством Ленинской партии с её гениальным руководителем во главе, пролетариат, одержавший в Октябре победу, мудро переключился на мирные завоевания и за истекшие 15 лет он успел обратить “страну будущего” в страну побеждающего социалистического настоящего.” Вряд ли эти слова до конца искренни, и уж совсем не похожи они по стилю на всё, за долгие годы сказанное профессором Худяковым. Гораздо ближе эта здравица в честь пятнадцатилетия советской власти к официальной передовице, помещённой в том же номере журнала:

“Стальная, несокрушимая воля многомиллионного пролетариата, под руководством своего авангарда - Всесоюзной Коммунистической Партии, под знаменем сотрясающего капиталистический мир учения Маркса, Ленина, Сталина, в течение исторически коротких пятнадцати лет со дня Октябрьской Революции превратила мечты лучших умов человечества в очевидные даже для наших злейших врагов факты.”

О степени поворота в отношении к старым специалистам можно судить по такому факту: комиссия по подготовке к проведению столетнего юбилея МММИ предлагала представить к правительственным наградам не только сам институт и его директора Цибарта, но и профессоров Куколевского, Худякова и Шелеста. Заслуживает внимания и сам юбилей, особенно - дата его проведения. Торжественные мероприятия по этому поводу состоялись в 1933 году, а датой основания МММИ объявили год 1832. Это позволяет судить как о времени поворота в отношении власти к заведению, так и о пробивных свойствах его руководства: другие вузы, образовавшиеся при разделении МВТУ, тоже хотели участвовать в юбилее на равных правах с МММИ, однако именно последний был признан наследником Училища.

И наследником - не только по месту пребывания и направлениям подготовки. Но и по качеству выпускаемых специалистов: МММИ “...в результате первого конкурса втузов и вузов за лучшую реализацию постановления ЦИК СССР о высшей школе от 1.09.1932 признан лучшим втузом Союза и им завоёвано переходящее знамя ЦИК СССР, ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ и “Комсомольской правды.” Звание это было вновь получено в результате первого тура соцсоревнования вузов и втузов страны в сентябре 1933, чем в институте очень гордились, была даже выпущена книга “Лучший втуз Советского Союза”.

Четырнадцатого февраля 1933 выходит приказ по НКТП №144 индекс 222 “О мерах дальнейшего развития и укрепления МММИ имени Баумана в связи с его столетним юбилеем”, а в ноябре - постановление Президиума ЦИК СССР “О награждении МММИ имени Баумана и отдельных его работников”:

“Учитывая революционные заслуги МММИ имени Баумана в прошлом - непосредственное участие в революции 1905 года и Октябрьских днях - и особые заслуги института в период восстановления народного хозяйства Союза ССР и плодотворное участие в социалистическом строительстве в данное время наградить МММИ им. Баумана орденом Трудового Красного Знамени.

За исключительные заслуги в деле организации МММИ имени Баумана и подготовку высококвалифицированных кадров специалистов из рабочего класса - наградить директора института Адольфа Августовича Цибарта орденом Трудового Красного Знамени.”

Профессорам орденов не дали.

Поворот политики в отношении к инженерам и техникам проявился и в том, что пришедшие в этот период в вузы студенты очень серьёзно относились как к учёбе, так и к перспективам будущей работы. Они хотели как можно быстрее стать хорошими специалистами и успеть принять участие в построении социализма. И именно со студенческой инициативы началось движение ударничества в МММИ, соревнование между студентами, которое сначала было признано огромной заслугой Института, а потом объявлено “вредительством”.

Соревнование начиналось с заключения индивидуальных договоров между студентами. Ударники, как их стали называть, давали обязательство закончить учёбу раньше срока, при этом освоив полностью всю программу. Пути к достижению этой цели - жёсткая дисциплина, отсутствие прогулов и опозданий, увеличение объёма самостоятельной работы. Затем начали соревноваться между собой студенческие группы. К первому января 1933 года в индивидуальном соревновании участвовали три четверти студентов дневного отделения, а к первому апреля - уже все без исключения. Появилось даже соцсоревнование между студентами и преподавателями: в июле тридцать третьего года в МММИ насчитывали двести сорок одного профессора и преподавателя - ударника, которые заключили со студенческими группами шестьсот шестьдесят пять договоров.

Разумеется, при поголовном участии всех в соревновании шла борьба уже не за качество знаний, а за хорошую отчётность, что приводило и к фактической халтуре и к припискам. Так в очередной раз ( далеко не последний ) хорошая идея, которую стали насильственно внедрять повсеместно, была доведена до абсурда. В конце концов о соревновании говорить перестали, и если учебный план 1932/33 года был признан выполненным на 98,8%, то из набора 1933 после первого же семестра было отчислено 19% студентов.

Тем временем эпоха невынужденного оптимизма подходит к концу. Обстановка в стране после убийства Кирова вновь становится напряжённой. Начинаются судебные процессы над высшими партийными чиновниками, в том числе - руководителями системы образования. Уже в марте 1937 года собственная газета МММИ “Ударник” так пишет о директоре Института: “На протяжении ряда лет в институте проводилась вредительская работа по линии ГУУЗа. А директор т. Цибарт занимался подхалимством перед бывшим начальником ГУУЗА Петровским, рядом с портретами вождей повесил его портрет.” Немалое число тех вождей, рядом с которыми висел портрет также ещё в недавнем прошлом вождя Петровского, в ближайшие годы также будут признаны “врагами народа”. После периода бурного роста и развития надвигается период страха и неуверенности.

Происходившее в стране всегда точно отражалось в происходившем в Училище. Не станет исключением и конец тридцатых.

[ ПРЕДЫДУЩИЙ ] [ ОЧЕРКИ ] [ ГЛАВНАЯ ] [ СЛЕДУЮЩИЙ ]
huawei p10 отзывы

https://swiss-apo.net